Как не стать жертвой инфодемии

"Инфодемия, возникшая на волне COVID-19, приняла такие масштабы, что пора принимать координированные ответные меры", - призывают участники первой глобальной конференции ВОЗ по инфодемиологии (появилась уже и такая наука). У вируса и ложной информации оказалось немало общего: они невидимы, опасны и очень заразны. В конце концов, вирусы - тоже сообщения, инструкции, записанные на молекуле РНК, упакованной в белковую коробочку, а мы эти сообщения множим и распространяем. Так почему бы движение информации в соцсетях не рассмотреть с помощью вирусной метафоры: заразные идеи распространяются заразившимися людьми, конкурируя друг с другом за наше сознание. Можно ли найти вакцину от таких медиавирусов или единственный способ профилактики - самоизолироваться от ненадежных каналов информации?

Главный симптом инфодемии - переизбыток сведений: точных, не совсем точных и совсем не точных. Этот информационный шум крайне затрудняет поиск достоверных фактов в тот момент, когда мы больше всего в них нуждаемся. А во время эпидемии от этого может зависеть жизнь. СМИ официальное определение ВОЗ упростили и чаще всего называют инфодемию "эпидемией мифов и ложной информации" - всех тех историй, которые распространяются в сетях со ссылкой не на статью в научном журнале, а на "заведующего больницы", "источник в силовых кругах" или "знакомого из департамента".

Жанры ковидного фольклора

Городских легенд о коронавирусе уже накопилось на толстый сборник, исследователи даже выделили их основные жанры.

1. Легенды о происхождении вируса и способах заразиться. Помнится, в начале эпидемии кто-то пустил слух, что COVID-19 можно заразиться, съев банан или клубнику. Другие на полном серьезе рассказывали, что заболевание вызывает излучение вышек 5G. Третьи шептались, что патоген собрали в лаборатории специально: "В Ухани, где началась пандемия, находится лаборатория вирусологии! Совпадение? Не думаю!"

2. Сказания о лечении. Сюда входят домашние рецепты вроде перца в супе и теплой ванны, полюбившееся Трампу антималярийное лекарство гидроксихлорохин или версия для самых отчаянных - растирание отбеливателем.

3. Мифы о мерах правительства (нашего или мирового) по борьбе с ковидом. Это самый популярный сюжет. Он включает истории о сокрытии от народа истинных масштабов бедствия (или, наоборот, об их преувеличении), о чипировании с помощью вакцины или о локдауне как способе покончить с накопившимися экономическими проблемами.

Первичный бульон для теорий заговора

С инфодемией мы уже сталкивались, но коллективный иммунитет так и не выработали. Термин появился в 2003-м, во время эпидемии вируса атипичной пневмонии SARS-CoV. Почти все вспышки заболеваний в цифровой век проходят в компании ложных представлений: об эпидемии Эболы выдумывали, что это вышедшие из-под контроля полевые испытания биологического оружия, а во вспышке вируса Зика винили генно-модифицированных комаров-мутантов.

Почему появляются эти мифы?

Любая эпидемия вызывает повышенный интерес науки к патогену, ученые хотят поскорее разобраться, что же делать. Количество исследований и научных статей растет лавинообразно: расшифровка генома вируса, описание клинических случаев, изучение возможных лекарств, построение математических моделей…

Исследователи из Китая недавно подсчитали число публикаций с ключевым словом "коронавирус" начиная с 1965 года. На получившемся графике отчетливо видны три пика, три волны. Море публикаций волнуется раз - это SARS-CoV в 2003 году. Море волнуется два - это коронавирус ближневосточного респираторного синдрома MERS-CoV в 2012-м. Море волнуется три - ковидный 2020-й. А вслед за научной литературой расходятся волны популяризаторских статей, которые переводят исследования с академического языка на человеческий.

Читатели бьются в этих волнах противоречивой и непривычной информации. Ведь в "мирное время" мы нечасто вспоминаем о вирусах и эпидемиологии. Знания о болезни тем временем постоянно корректируются, дополняются, нередко оказываются ошибочными. Например, поначалу считали, что COVID-19, как многие другие инфекции, пришедшие к человеку от животных, быстро сойдет на нет. Ошиблись. Люди оказались в позиции бессильного наблюдателя за переменчивым морем слишком сложной и слишком неопределенной информации. А простые, пусть и ложные, убеждения помогают обрести чувство контроля над ситуацией.

- Люди часто хватаются за простые объяснения угрозы, интуитивные и психологически удобные, - объясняет профессор Дартмутского колледжа Брендан Найхан, соавтор исследования эффективности борьбы с дезинформацией во время эпидемий. - Поэтому возникновение новой болезни - это своего рода первичный бульон для зарождения теорий заговора.

А мы говорили!

Иногда источником ложной информации становятся сами научные статьи о коронавирусе. Например, зимой индийские биоинформатики якобы отыскали в новом коронавирусе "фрагменты ВИЧ". Препринт довольно быстро отозвали, но он все-таки наделал шуму, а сторонники теории иcкуccтвенного cоздания COVID-19 успели радостно крикнуть: "Мы же говорили!"

Такое, увы, случается. Ученые тоже люди и тоже хотят хайпануть на острых темах.

Как передается медиавирус

Герман Вассерман, директор Центра киноведения и медиаисследований Университета Кейптауна, в выступлении на конференции ВОЗ, посвященной инфодемии, рассказал, что вирусу дезинформации, как и его биологическим собратьям, нужен хозяин - среда для обитания и размножения. Например, он хорошо размножается в обществе, где накопилось недоверие к официальным СМИ и развиты соцсети.

Чем меньше люди доверяют официальным медиа, тем большим авторитетом наделяют альтернативные источники - посты в соцсетях или рассылки в мессенджерах. А сейчас во всем мире уровень доверия к СМИ самый низкий в истории: лишь 38% населения планеты доверяют большинству новостей. Остальные считают, что где-то в чем-то их точно обманывают. Эти опасения небезосновательны, но так формируется подходящая для инфодемий среда.

Официальным СМИ не угнаться за интернетом. Время, которое они тратят на сбор, анализ и передачу сведений, несравнимо с практически мгновенным распространением мифов в соцсетях. При этом последние еще и устроены так, что подтверждение можно найти даже самым абсурдным убеждениям. Виноваты в этом "пузыри фильтров": алгоритмы соцсетей так подбирают содержание ленты, чтобы оно отвечало прошлым запросам и интересам пользователя. И если человек начнет интересоваться теориями заговора и народными рецептами лечения от СOVID-19, его предубеждения будут эхом отдаваться в специально подобранной ленте новостей, все сильнее убеждая пользователя в истинности его представлений.

А еще распространение мифов в соцсетях позволяет почувствовать принадлежность к группе, например политической. Так, республиканцы в США муссируют слухи о запугивании вирусом с целью сорвать выборы или о заговоре фармкомпаний ради многомиллионных заработков, и каждый прочитавший и репостнувший чувствует себя членом избранной группы, которая одна знает правду. Вдобавок распространение такого медиавируса помогает нам испытать чувство выполненного гражданского долга: ну, мы и друзей предупредили.

Мы соавторы указов правительства

Люди воспринимают информацию не пассивно - они участвуют в ее создании. Например, требование не покидать дом кодируется официальными источниками как способ сдержать распространение вируса. Но читатель может декодировать это сообщение как очередное посягательство на свою свободу. То, каким окажется для него смысл сообщения, зависит от тревог и опасений в обществе.

Шутки шутите?

"Тук-тук. Кто там? Почтальон Печкин, у меня для вас посылка из Китая" - по ту сторону двери в меме надрывно плачет героиня ужастика "Сияние". А вот мафиози Тони Монтана в исполнении Аль Пачино вальяжно расселся в кресле перед грудой туалетной бумаги и гречки и высмеивает наш список покупок на случай апокалипсиса.

Мы много шутили об эпидемии. Развитие инструментов редактирования позволяет взаимодействовать с новостными темами все более творческими способами. И когда новостную ленту заполонил коронавирус, многие встретили новую проблему не отчаянием, а шутками. Посмеяться над вирусом - это, во-первых, защитная реакция: шутки помогают смягчить встречу с угрозой. А во-вторых, это способ объединить общество, сказать: "Все это ужасно и абсурдно, но вместе мы это как-нибудь переживем".

Хоть шутки и помогают справиться с кризисом и обсудить проблему, они тоже могут быть источником дезинформации. Не всегда легко разобраться, чему можно доверять, а над чем стоит просто посмеяться. Полки с гречкой опустели, и некоторые люди вслед за Тони Монтаной из мема и вправду стали греча-баронами. Шутки про "посылочку с Али" все-таки породили сомнения: а безопасно ли забирать их без герметичного костюма а-ля "ликвидатор ЧАЭС"? Вирусологам пришлось отдельно объяснять общественности, что, скорее всего, безопасно. Но в таких объяснениях всегда остается доля неопределенности и неуверенности…

Вот еще одна шутка, которую оказалось сложно отлепить от правды:

Один китаец в декабре

Сварил отличный суп.

Был непростой ингредиент, помимо трав и круп.

Дальше шла непечатная лексика, а после припев про "заразную вонючую больную мышь летучую". Этот шуточный хит покорял соцсети весной. Примерно тогда же в интернете можно было натолкнуться на замыленное видео азиатской девушки, аппетитно жующей что-то достаточно черное и мохнатое, чтобы сойти за летучую мышь. Только вот не было никакого супа из летучей мыши. Но на долю Китая, помимо обвинения в "варварских пищевых привычках", пришлось еще много упреков. Это стало одним из самых опасных симптомов инфодемии: мифы начали подпитывать ксенофобию.

Мемы паразитируют на мозге!

Мемы - это не только шутки цифрового века. Слово "мем" придумал и ввел в употребление биолог Ричард Докинз в книге "Эгоистичный ген" в 1976 году. Ученый считает, что точно так же, как биологическая информация состоит из единиц - генов, культурная информация состоит из мемов. Мемом может быть что угодно: мелодия, идея, крылатое выражение или рецепт похлебки. Докинз подчеркивает вирусную природу мема, его "инфекционность", то есть способность паразитически использовать мозг человека для своего распространения.

Made in China

Уже три коронавируса - SARS-CoV, HCoV-HKU1 и SARS-CoV-2 - связывали с птичьими рынками Китая. Ведь там животные, например летучие мыши и панголины, могут находиться в тесном контакте и обмениваться вирусами друг с другом, а потом заражать людей. Очередной случай появления такого зоонозного (то есть пересевшего с животного на человека) патогена привязал к Китаю обидное прозвище "поставщика новых инфекций". Вскоре появилась еще одна версия происхождения патогена: эксперименты в Уханьской лаборатории вирусологии привели к появлению вируса-мутанта, который затем сбежал или... зловещая музыка… был специально выпущен. Правительство Китая обвиняли в сокрытии реального числа зараженных и попытках утаить зарождение эпидемии. В СМИ появилась информация, что сообщившие о новом заболевании врачи Ай Фэнь и Ли Вэньлян получили выговоры от начальства. Ли Вэньлян потом умер от коронавируса, Ай Фэнь пропала. Мы не знаем, сколько в этих историях правды, а сколько вымысла, но слухи становились поводом для негативного отношения к азиатам. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш сказал, что "пандемия продолжает создавать цунами ненависти и ксенофобии, провоцировать поиск козлов отпущения".

"Я все понимаю, другая культура. В Азии едят все, что движется... Потом удивляются, откуда новые формы вирусов!" - писали под тем самым видео с девушкой, жующей якобы летучую мышь. "Это не культура", - язвили другие. Из сетей расизм перекидывается в реальную жизнь - людей с азиатской внешностью стали сторониться, бросать на них косые взгляды и даже применять насилие: в Нью-Йорке, например, подростки громили лавочки в Чайна-Тауне. "Некоторые относятся к нам так, будто мы и есть вирус", - жаловались китайцы.

Обидно. Перед лицом глобальной угрозы мир мог бы объединиться. Но вместо этого еще сильнее раскололся.

Вирус расизма

Эпидемии часто приводят к всплеску расистских настроений. В Средние века считали, что чуму распространяют евреи. В 1830-х разносчиками холеры называли эмигрантов из Ирландии. В начале XX века итальянских эмигрантов в США обвиняли в том, что они завезли полиомиелит. В 2009-м некоторые уверяли, что в пандемии свиного гриппа виноваты нелегалы из Мексики.

Как лечат инфодемию

Рекомендации по сдерживанию коронавируса мы выучили наизусть: мыть руки, соблюдать социальную дистанцию, носить маски в общественных местах (а по возможности избегать таких мест), рукопожатия заменить взмахом руки с безопасного расстояния. Для сдерживания инфодемии кое-какие меры тоже придумали.

Организация Объединенных Наций, например, поддерживает альянс #CoronaVirusFacts Alliance - более 100 специалистов из 45 стран, которые занимаются проверкой фактов. ВОЗ создала на своем сайте раздел "Разрушители мифов" и запустила в Watsapp и Facebook чат-ботов, которые терпеливо отвечают на вопросы пользователей. Организация обратилась к IT-гигантам с просьбой фильтровать контент и продвигать информацию из надежных источников. Теперь поверх ложной новости о коронавирусе в Facebook красуется штамп "фейк" со ссылками на объяснение, чем эта запись заслужила позорное клеймо. Google беспощадно уничтожает фейки о COVID-19 в YouTube, гугл-картах и рекламе.

Одна проблемка: это может и не сработать. Исследователи из Дартмутского колледжа недавно провели эксперимент с мифами о вирусе Зика. Оказалось, что борьба с дезинформацией вовсе не уменьшает веру в ложные факты. Более того, у развенчивания мифов обнаружилось побочное действие - снижение доверия к правдивой информации из авторитетных источников. Виноват в этом "эффект испорченной правды": предупреждение о том, что ранее полученная информация является ошибочной, может усилить недоверие и к другим знаниям, связанным с заболеванием.

Некоторые правительства борются с дезинформацией о COVID-19 с помощью штрафов и сроков. В России и ряде других стран приняли закон о фейках о коронавирусе. Эти меры имеют свои недостатки. Во-первых, они вызвали сильное общественное сопротивление из-за страха, что законы о фейках окончательно задушат свободу слова. Во-вторых, могли усилить недоверие к государству: "Если нам опять не разрешают о чем-то говорить, может, от нас снова пытаются что-то скрыть?"

Но не стоит отчаиваться: бороться с инфодемией можно и самостоятельно, ведь проверить подозрительную информацию из соцсети не так уж и сложно. Еще легче удержаться от желания переслать вирусное сообщение о неподтвержденных карантинных мерах или "старом дедовском способе" лечения COVID-19. Всегда стоит помнить, что непроверенная информация не просто мешает распространению правдивой - она буквально может убить тех, кто все-таки решит лечить коронавирус имбирем и отбеливателем.

Источник Российская газета

X -->