Регионы уже начали замораживать свои расходы, чтобы направить деньги на борьбу с распространением COVID-19. Правительство Сахалина, например, прекратило субсидировать авиарейсы Москва - Южно-Сахалинск - Москва.

Владимир Викторович, какие еще статьи расходов замораживают в регионах?

Владимир Климанов: Первое, что сокращают - четвертый раздел расходов бюджета. Это затраты на национальную экономику. В данном случае - региональную.

Здесь значительная часть инвестиций несоциального характера. Строительство не школ и больниц, а дорог, объектов инженерной инфраструктуры. Там же зашиты субсидии производителям. Немало их, например, идет на сельское хозяйство.

Стараются резать и первый раздел - "общегосударственные расходы", в котором зашиты расходы на зарплату чиновников и функционирование органов власти. Но это чаще декларативная вещь, хотя такие расходы нужно сократить.

Но как это сделать адекватно? Многие регионы уже сидят на ограничениях по первому разделу. Минфин при предоставлении бюджетных кредитов или при работе с высокодотационными регионами заключает соглашение, где есть прямой запрет роста расходов на суммарные зарплаты чиновников.

А как вы думаете, в 2021 году регионам придется более активно сокращать расходы? Это будет чувствительно?

Владимир Климанов: Придется. Раз будет дефицит бюджетов, значит, и сокращение расходов. И это может быть чувствительно.

Ведь, если честно, в регионах большая доля того, что сокращать нельзя. До 30-40 процентов - расходы на образование. На среднее и дошкольное. Что сократить? Зарплату учителей? Тем не менее регионы должны будут что-то сокращать.

Правительство готово простить им долги по бюджетным кредитам, если они вкладывают деньги в инфраструктуру. Например, туристическую. А регионы готовы ?

Владимир Климанов: Замечу, речь идет не только о туризме, но и о других отраслях, которые могут дать толчок экономике региона. Но есть исключения, например, добывающие производства.

Все это имеет место быть, но меня волнует то, что на самом деле мы фактически замораживаем ситуацию с долгами. Вместо того, чтобы решить проблему закредитованности, создаем стимулирующие механизмы для новых инвестпроектов.

В моем понимании, задолженность надо бы перевести, например, в дополнительную финпомощь. В любом случае, нужен механизм, чтобы каким-то образом упростить ситуацию с долгами регионов.

Но пока его нет. Подскажите, на чем регионы могут сегодня заработать. На Дальнем Востоке, например.

Владимир Климанов: Мы рекомендуем готовые к реализации новые инвестпроекты с ориентацией на восточные рынки не останавливать, а запускать.

На территории Дальнего Востока действует сочетание самых разных факторов, приемов работы с инвесторами для их локализации в этих местах. Там есть особые экономические зоны, территории опережающего развития, режим свободного порта. Есть поддержка моногородов. То есть все инструменты развития территории.

Владимир Климанов: Облигации регионов, доступные для людей, - это перспективно. Других выгодных вложений у населения сегодня практически нет

Но что-то "не стреляет". Почему? Одна из проблем - на Дальнем Востоке очень затратная энергетическая инфраструктура - и по тарифам, и на строительство. Федерация должна договориться с энергетиками, чтобы они эти повышенные затраты компенсировали внутри своих холдингов, а не перекладывали в полном объеме на плательщиков.

Граждане, которые хранят деньги на депозитах и недовольны процентами, готовы дать в долг регионам. Как, по-вашему, будут выпускать народные облигации?

Владимир Климанов: Было бы перспективно пойти по пути роста государственных ценных бумаг. Всё вы правильно говорите: других выгодных способов вложения средств у населения и предприятий практически нет. А свободные ресурсы есть. 35 триллионов лежит на депозитах. Но у регионов нет свободы проводить долгосрочную политику по доступным для населения облигациям. Вся игра идет в бюджетные кредиты. Было их меньше 900 миллиардов, а стало более триллиона. Рост за три квартала - 150 миллиардов.

Источник Российская газета

X -->