На границе Беларуси и Украины возник религиозно-политический скандал

Паломничество брацлавских, или любавичских хасидов в Умань происходит не первый десяток лет. Здесь, почти в центре Украины, два века назад жил и умер основатель этого течения ортодоксального иудаизма рабби Нахман. С тех пор тысячи последователей его учения считают своим долгом хотя бы раз в жизни побывать на могиле. Массовые паломничества хасидов - от тридцати до пятидесяти тысяч человек, приуроченные к иудейскому празднику Рош ха-Шана, происходят в Умани каждый год, но в нынешнем из-за эпидемии коронавируса возникли естественные проблемы: закрытие границ для иностранцев и карантинные мероприятия внутри Украины.

Запрет на въезд хасидов по согласованию с властями Израиля Киев оформил еще в июле: центральные органы государственной власти, МИД и мэрия Умани на совместном совещании приняли решение отказать во въезде паломникам, поскольку это "не представляется возможным из-за коронавируса". Более других за запрет ратовал именно мэр Умани Александр Цебрий, ради этого проведший несколько ночей в одиночном пикете у входа в офис президента Зеленского. При этом его алармистские обращения к власти, заявления в соцсетях и просто комментарии к ситуации зачастую имели все признаки бытового украинского антисемитизма.

Следует пояснить, что хасиды начинают съезжаться в Умань еще летом, задолго до Рош ха-Шана, и для них в городе действует инфраструктура паломничества: гостиницы и хостелы, которыми зачастую владеют граждане Израиля, кошерные рестораны и прочие востребованные локации. Более того, Израиль официально присылает на Украину своих полицейских и даже врачей, которые блюдут поведение и здоровье сограждан. Иными словами, на несколько дней осенью украинская Умань превращается в еврейское местечко, когда количество паломников втрое превышает население города.

Израиль официально присылает на Украину полицейских и врачей, которые блюдут поведение и здоровье сограждан

С одной стороны, многотысячное паломничество позволяет жителям Умани солидно, на год вперед, заработать на аренде недвижимости и прочих платных услугах. С другой, размах празднования и некоторые его особенности - например, хасиды предпочитают приезжать в Умань без жен и матерей и не убирают мусор после себя - вызывает рост бытовых преступлений, причем с обеих сторон. Так, вчера в Умани у некоего паломника украли 100 тысяч долларов, а несколько молодых израильтян устроили дебош на могиле Нахмана, сломали ограждение и были депортированы из Украины.

Не случайно в Умани непропорциональным весом обладает националистическая партия "Свобода", которая ежегодно требует либо полностью запретить паломничество, либо перенести могилу цадика Нахмана в Израиль. Последнее, впрочем, не устраивает самих хасидов, полагающих, что еврейское государство находится там, где похоронен их учитель, и не воспринимают всерьез светские запреты, исходящие из Киева и Тель-Авива.

Существующие проблемы паломничества выявил и обострил коронавирус. С июля и по сегодняшний день Киев и Тель-Авив пытаются разрешить ситуацию, причем израильские власти выступают против паломничества в этом году. Иное дело, что хасиды, ведомые идеей, обходят запреты и, не имея возможности попасть в Умань через Киев и Одессу, выбирают обходные пути через Беларусь и даже пытаются попасть на Украину нелегально - накануне заплутавшего в полесских болотах хасида арестовали украинские пограничники.

На сегодняшний день в Умань разными путями прибыли около пяти тысяч хасидов и еще около полутора тысяч ждут пропуска на украинско-белорусской границе. Власти Израиля просят впустить их на территорию Украины, несмотря на то, что в украинском минздраве эта страна находится в "красном списке". Киев - погранслужба и МИД - отвечают максимально уклончиво, но обе стороны признают проблему хасидского паломничества общей. С начала недели проблема стала и белорусской: государство вынуждено кормить и обеспечивать минимальный быт сотен ортодоксов, пока Киев и Тель-Авив решают, как с ними поступить.

Источник Российская газета

X -->