Пандемия начала оказывать значимое влияние на цены в феврале, когда перебои в поставках импорта привели к локальным дефицитам. Больше подорожало продовольствие на Дальнем Востоке, в том числе из-за приостановки поставок из Китая.

В апреле, когда в магазинах возник ажиотаж, цены в регионах зависели от конкуренции на рынке розничной торговли. Менее всего цены выросли в Москве и Московской области, где конкуренция в рознице наиболее высока.

Значительный вклад в региональные различия в апреле-июле вносили цены на авиабилеты, которые особенно быстро менялись на фоне падения пассажиропотока. Наибольшим их вклад как в замедление, так и в увеличение инфляции было в удаленных северных, сибирских и дальневосточных регионах.

В июне общестрановое ускорение продовольственной инфляции (под влиянием эффекта низкой базы в динамике цен на плодоовощную продукцию) наиболее сильно проявилось на юге России и Северном Кавказе. В июле-августе в ряде южных регионов влияние на цены продовольствия оказала неблагоприятная для урожая погода.

В регионах, где раньше начали сниматься карантинные ограничения, быстрее росли цены на услуги и непродовольственные товары

Неравномерность ослабления карантинных мер также оказывала свое влияние на региональные различия. По мере снятия ограничений отмечалось оживление спроса и рост цен на отдельные непродовольственные товары и услуги. К началу сентября наиболее строгие ограничения сохранялись во многих регионах Сибири, тогда как в большинстве южных регионов к полноценной работе возвращаются все предприятия торговли и сферы услуг.

В июле-августе вклад в региональные различия внесли цены на санаторно-оздоровительные услуги в центральных и южных регионах, а также цены на услуги гостиниц в регионах Северо-Запада на фоне сезона отпусков при закрытых границах.

Источник Российская газета

X -->